Иранский опыт ЗТ.Путь от казни до метадона.

ŅарКОТварь

ПАДОНАК
Покойся с миром
Тор4People
Регистрация
8 Мар 2011
Сообщения
14,907
Адрес
СПб
Смертная казнь за употребление наркотиков в Иране не привела к уменьшению количества наркоманов

В Иране проживает более миллиона наркоманов

По оценкам экспертов, 1,2 миллиона иранцев являются нелегальными пользователями наркотиков, цитирует иранске агентство ILNA заявление государственного чиновника.

Таха Тахери, дпутат от партии, борющейся с незаконными трафиком наркотического хелья, говорит, что наркотики в определенных кругах стали новым образом жизни, помогая бороться со стрессом.

В Иране насчитывается большое количество потребителей наркотиков, несмотря на суровые меры в отношении местных контрабандистов и самих наркоманов. Любому лицу, у которого будет найдено пять килограммов опия или 30 граммов героина, грозит смертная казнь.

По данным Тахери, большая часть наркотиков ввозится в Иран из двух соседних стран. Власти развернули 10-тысячный воинский контингент для наблюдения за 800-километровой границей с Афганистаном и Пакистаном.

Тахери добавил, что начиная с 1980 года, более 12.000 представителей иранских сил безопасности были убиты или ранены в борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

По его словам, в прошлом году полицей было изъто 1.050 тонн наркотиков, что, по оценке Тахери, составляет менее трети всех ввезенных в страну наркопрепаратов.

Иран является одним из основных транзитных узлов по маршруту, известному как "Золотой полумесяц". Наркотики идут на прибыльные европейские рынки через Турцию.

Правительство говорит, что ежегодно тратит 800 миллионов долларов на борьбу с этой отравой.


Метадоновая терапия. Иранский опыт.


С чем «едят» метадон?

Необходимость данной поездки была обусловлена текущей дискуссией в нашем обществе о целесообразности метадоновой терапии, широкое внедрение которой приветствует ряд врачей и политиков. Напомню, сейчас в Кыргызстане реализуется пилотный проект, финансируемый за счет Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, но он охватывает ограниченное количество наркозависимых.

Первая встреча прошла в Управлении психологического здоровья и зависимостей Министерства здравоохранения Ирана. Его директор Абас Али Насехи рассказал, что за последние десять лет масштаб проблем, связанных с наркозависимостью значительно сократился.

У наркоманов, которые принимают участие в программе заместительной терапии, гораздо меньше проблем, чем у обычных зависимых, многие из них работают, удалось восстановить мир в семье. Наряду с непосредственно метадоновой терапией наркозависимым предоставляются психологические, семейные и, как сказал доктор, социальные консультации. В программе принимают участие больные в возрасте от 17 до 70 лет. По словам Абаса Али Насехи, в настоящее время в 2 тысячах специализированных центрах по всему Ирану эту терапию проходит около 400 тысяч наркозависимых.

Но есть немаловажный момент: как выяснилось, в Иране отсутствует точная статистика по данному вопросу. К сожалению, существенно разнятся цифры относительно числа наркозависимых, количества наркоманов, проходящих заместительную терапию, суммы средств, выделяемых на это из государственного бюджета. Например, по данным сотрудников тегеранского офиса Управления ООН по наркотикам и преступности, число участников метадоновой программы составляет 100 тысяч человек, а не 400 тысяч, как сказал Абас Али Насехи. Впрочем, а в Центре изучения СПИД нам озвучили цифру уже в 500 тысяч человек.

По мнению Насехи, самое главное в метадоновой терапии - даже не излечение наркомана от его зависимости, что само по себе крайне сложно, а снижение рисков (harm reduction), таких как сопутствующие наркомании преступности, распространения ВИЧ-инфекции, нелегальной торговли наркотиками.

По данным представителя офиса Управления ООН по наркотикам и преступности Геларех Мосташари, в Иране наркоман обязан заявить о своей зависимости и начать прохождение курса лечения, иначе его ожидает уголовное преследование согласно законодательству.

Наука на службе у наркомана...

Следующая встреча прошла в офисе иранского Агентства по контролю наркотиков, которое, в отличие от своего кыргызстанского аналога, не занимается оперативно-разыскными мероприятиями, а является, скорее, гражданским ведомством. Например, директор Управления лечения от наркомании и социальной поддержки Мохаммад Багер Сабери Зафарганди является по профессии врачом-психиатром.

Господин Зафарганди отметил, что в Иране различные государственные органы и исследовательские институты работают вместе для разработки методов борьбы с наркоманией, а программы снижения рисков, профилактики наркомании и ее лечения реализуются параллельно.

Сам метадон производится в Иране с 1964 года, причем его производство не запатентовано. На лечение каждого «метадонового» наркозависимого уходит в среднем от $60 до $70 ежемесячно. Любой может отказаться от курса заместительной терапии, но по истечении первого года около 70 процентов участников программы остаются - хороший показатель, считает господин Зафарганди.

В Тегеранском институте психиатрии, который тесно сотрудничает с Всемирной организацией здравоохранения, помимо лечения широкого спектра заболеваний реализуют также программы лечения и реабилитации наркозависимых. Здесь участникам программы заместительной терапии выдают метадон. В журнале регистрации отмечается, когда и в каком количестве был выдан метадон, и ставит подпись пациент. Метадон в Иране употребляется в виде таблеток или сиропа, который производят на месте.

Помимо употребления медицинских препаратов наркозависимые проходят ряд других программ, в которых, например, применяется и музыкальная терапия. Используя национальные музыкальные инструменты и народные мелодии, врачи пытаются улучшить настроение пациентов и помочь им избавиться от зависимости.

В Иранском национальном центре изучения зависимостей Мохаммад Реза Фаяз Нури и Бабак Рошанаи рассказали об исследованиях, проводимых ими. Бабак Рошанаи отмечает, что метадоновая терапия - только один из способов решения проблемы. «Мы не заявляем, что нам удалось справиться с наркозависимостью, нам только удается сдерживать ее распространение», - говорит он.

В этом центре все участники метадоновой программы еженедельно сдают анализы на содержание других наркотических веществ в их организме, и в случае рецидива применения запрещенных препаратов пациент исключается из программы.

В центре есть и кабинет для неврологических исследований: ученые изучают влияние наркотиков на головной мозг пациентов.

К сожалению, его представители так и не смогли предоставить нам точную информацию о том, сколько наркозависимых перестало употреблять «грязные» наркотики, сколько из них отказалось от употребления каких-либо психотропных веществ, какое количество средств уходит на реализацию лечебных программ из бюджета. Данные о госбюджете Ирана являются недоступными для широкой общественности в принципе.

Мы также посетили частную клинику, где наркозависимый может получить метадон. Ее пациенты участвуют в групповых дискуссиях (по примеру обществ анонимных наркоманов), в которых они могут поделиться своими проблемами с товарищами по несчастью. Дискуссии записываются на видео и применяются в дальнейшем в научных целях.

Один из них рассказал нам, что уже несколько лет участвует в метадоновой программе. По его словам, от зависимости он так и не освободился, но, по крайней мере, чувствует себя гораздо лучше, чем тогда, когда «сидел» на опийных наркотиках. Глава Национального исследовательского центра СПИД Мину Мохраз рассказала, что в сельской местности ситуация с профилактикой ВИЧ гораздо сложнее, так как подобные центры расположены только в крупных населенных пунктах.

Нам рассказали, что до 1996 года методы работы здесь не отличались особой эффективностью: полиция просто привозила наркоманов, в том числе ВИЧ-инфицированных, их особо не лечили, держали в клинике месяца два, а потом отпускали. Сегодня в центре пытаются не только лечить, но и заниматься профилактикой распространения как наркозависимости, так и ВИЧ. Теперь есть даже «Клуб ВИЧ-позитивных», в котором помимо межличностного общения занимаются также изготовлением предметов народного ремесла, музыкой, пишут картины.

Увы, но и в этом центре мы не получили однозначных статданных по заместительной терапии. Например, демонстрируя нам один из графиков, описывающих количество новых случаев ВИЧ-заболеваний, начальник Управления снижения рисков Афарин Рахими Мовагар сказала буквально следующее (если перевод был верным): «Не обращайте особого внимания на цифры, главное - это динамика».

За последней чертой

Очень тягостное впечатление оставил после себя визит в Drop-in center, один из многих по всей стране, где наркозависимый может бесплатно получить шприц, иглу, презерватив, выпить чаю, перекусить и отдохнуть. Основная идея такого центра заключается даже не в том, чтобы излечить наркомана, а в предотвращении распространения различных заболеваний и в проведении просветительских мероприятий.

Расположенный в беднейшей части Тегерана Drop-in center функционирует под руководством доктора Шахри, который умудряется сохранять оптимизм и чувство юмора просто в ужасных окружающих условиях. Достаточно сказать, что в приемной «отдыхали» около 15 мужчин разных возрастов, большинство из которых находились в состоянии наркотического опьянения.

Одной из основных задач Drop-in center, по мнению Шахри, является охват тех групп населения, которые остались как бы за бортом более широких по масштабу кампаний по борьбе с наркоманией (outreach). Именно в этом центре метадон наркозависимым не выдается, но в других подобных учреждениях помимо чистых шприцев наркоман может также проходить и курс заместительной терапии.

Механизм действия центра заключается в следующем: наркозависимый приходит, проходит краткое интервью, в котором он рассказывает о том, какие наркотики он употребляет, каков его стаж, затем ему оказывается необходимая медицинская консультация, он может получить бесплатный шприц, иглу или презерватив. Впрочем, многие приходят, чтобы просто перекусить и выспаться после очередной инъекции, сделанной где-нибудь на улице, или перевязать раны, которые возникают из-за процессов, вызываемых разрушающим воздействием наркотиков.

Строгих процедур, как в специализированных центрах заместительной терапии или клиниках, в Drop-in center не придерживаются, да это и ни к чему - у многих клиентов центра нет никаких документов. Главная задача - профилактика распространения заболеваний, передающихся через «грязные» иглы.

Вместо выводов

После этой поездки многое стало понятнее. Мы услышали мнения врачей, которые в один голос утверждают, что влияние заместительной терапии позитивное, непосредственно на месте ознакомились с тем, как работают метадоновые центры, разговаривали с участниками таких программ. Однако остается и множество вопросов. Например, из каких средств мы будем оплачивать реализацию таких программ, если начнем использовать метадоновую терапию? Каковы будут механизмы реализации в наших условиях, не приведет ли это к злоупотреблениям?

Думаю, что мы должны всесторонне и тщательно изучить данный вопрос и принять соответствующее решение, основываясь на точных цифрах, научных исследованиях и международном опыте.

P.S. Финансирование поездки, а также приобретение авиабилетов, оплата гостиницы и суточные было обеспечено офисом ООН по наркотикам и преступности, Фондом «Сорос-Кыргызстан» и ФО «СПИД Фонд Восток-Запад».

Бишкек – ИА «24.kg», Дастан БЕКЕШЕВ
 
Сверху Снизу